Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

09.2012

Почти дыбры

Что-то странное творится в последнее время. И со временем. И с миром. И с силами этого мира. Что-то настолько необъяснимое, чего не было никогда еще. С годовыми циклами никак не связанное. И ни с чем никак не связанное. Муж говорит, что это объяснить невозможно так как нам просто не с чем сравнивать - процесс еще идет и ничего не закончено. Это как если бы мы все долго сидели в стоящем автобусе, привыкли к этому, а он взял и поехал. И куда приехал еще не известно, остановки не было и когда будет не ясно. И делать какие-то выводы просто рано. Поэтому я просто живу в процессе, но иногда взгляд натыкается на что-то, что как будто подсказывает намеками о точке назначения. Она не ясна совершенно и вспомнить о ней пока не получается. Вот и сегодня лента принесла очередную такую подсказку. Нечто, на что сработало узнавание. Но о чем это узнавание все равно пока не понятно. Да и весь это сумбур тоже, наверное, со стороны очень не понятен. Поэтому просто делюсь хорошими стихами. Такими, какие я очень люблю - сразу обо всем.

Линор Горалик:

Как в норе лежали они с волчком, -
зайчик на боку, а волчок ничком, -
а над небом звездочка восходила.
Зайчик гладил волчка, говорил: "Пора",
а волчок бурчал, - мол, пойдем с утра, -
словно это была игра,
словно ничего не происходило, -
словно вовсе звездочка не всходила.

Им пора бы вставать, собирать дары -
и брести чащобами декабря,
и ронять короны в его снега,
слепнуть от пурги и жевать цингу,
и нести свои души к иным берегам,
по ночам вмерзая друг в друга
(так бы здесь Иордан вмерзал в берега),
укрываться снегом и пить снега, -
потому лишь, что это происходило:
потому что над небом звездочка восходила.

Но они всё лежали, к бочку бочок:
зайчик бодрствовал, крепко спал волчок,
и над сном его звездочка восходила, -
и во сне его мучила, изводила, -
и во сне к себе уводила:
шел волчок пешком, зайчик спал верхом
и во сне обо всем говорил с волчком:
"Се," - говорил он, - "и адских нор глубина
рядом с тобой не пугает меня.
И на что мне Его дары,
когда здесь, в норе,
я лежу меж твоих ушей?
И на что мне заботиться о душе?
Меж твоих зубов нет бессмертней моей души.»
И волчок просыпался, зубами касался его души
и лежал, никуда не шел.

Так они лежали, и их короны лежали,
и они прядали ушами, надеялись и не дышали,
никуда не шли, ничего не несли, никого не провозглашали
и мечтали, чтоб время не проходило,
чтобы ничего не происходило, -
но над небом звездочка восходила.

Но проклятая звездочка восходила.